Дмитрий Смольянов: как согласовать закон о транспортной безопасности

Дмитрий  Смольянов:  как согласовать  закон  о транспортной безопасности

На протяжении 2020 года рабочая группа экспертов, в которую входит и «Вентран-Телеком», продолжает дискуссии и согласования отдельных пунктов ФЗ №-270-ФЗ от 02.08.2019 «О внесении изменений в Федеральный закон «О транспортной безопасности».

Дмитрий Юрьевич Смольянов, член Правления Ассоциации «Транспортная безопасность», главный инженер ООО «ВЕНТРАН-Телеком»

– Дмитрий Юрьевич, поделитесь, пожалуйста, как на сегодняшний день обстоят дела с внесением корректировок?

– Очевидно, что новый закон добавил много поправок в понятийный аппарат и требует урегулирований по всем видам транспорта. Рабочая группа активно работает, чтобы расписать алгоритм действий и создать необходимые документы. Наша основная задача – согласовать все пункты в сфере нормативно-­правового регулирования в срок до 1 января 2021 года. Однако когда мы стали предметно рассматривать пункты, которые необходимо изменить, а их порядка 100, то выявили еще много вопросов, требующих согласований и корректировок. Естественно, изменение одного пункта влечет за собой и согласования по другим вопросам.

– Есть ли наиболее приоритетные темы?

– Безусловно. Например, Минтранс требует в срочном порядке вносить изменения в постановление правительства № 587 в части пункта о перечне объектов, подлежащих охране исключительно подразделениями ведомственной охраны. Это означает, что без внесения соответствующих изменений все остальные вопросы не будут рассмотрены. Здесь есть разногласия в пункте № 17 по поводу того, что железнодорожный подвижной состав должны охранять либо подразделения ведомственной охраны, либо подразделения Росгвардии, что в геометрической прогрессии увеличивает затраты субъектов. Если сейчас стоимость поста охраны частным охранным предприятием условно составляет 100 тысяч рублей, то в дальнейшем эта сумма может увеличиться до 300 тысяч.

Если мы говорим о новых требованиях транспортной безопасности, какие здесь есть неучтенные моменты?

– Всех субъектов, перевозчиков, всех субъектов транспорта, которые попадают под закон о транспортной безопасности, беспокоят новые требования по обеспечению транспортной безопасности. В более менее выработанной редакции уже готово требование по «Автодору», документ есть на портале для публичного обсуждения. Что касается других видов транспорта, то авиация еще находится в стадии согласования, поскольку есть нестыковка между нормами и ИКАО и 17 разделом нашего законодательства. Если мы говорим о железнодорожном транспорте, то сейчас вся документация еще находится в стадии очередной верстки. Получается, что если требования по железной дороге выпустят в той редакции, которая есть сейчас, то их затраты значительно возрастут. А задача компании показывать прибыльность.

Известно, что есть проблемы и с категорированием транспорта.

– К сожалению, да. Сегодня в стадии переработки находится приказ Минтранса № 62 «О порядке установления количества категорий и критериев категорирования объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств компетентными органами в области обеспечения транспортной безопасности», поскольку все начинается с присваивания категории тому или иному объекту. Закон хотят изменить таким образом,чтобы объектам с массовым пребыванием людей, например, станции Придача Воронеж-Южный уделялось большее внимание, чем, допустим, зданию на станции Латное, где пассажиропоток всего около 25 человек в сутки. В той редакции, которая действует сейчас, эти объекты приравнены. Получается, что на обе станции нужны одинаковые затраты и охранные мероприятия, что, согласитесь, нелогично.

– Как обстоят дела с вопросом обучения?

– Сейчас живо обсуждается и уже есть в редакции приказ Министерства транспорта РФ от 8 сентября 2014 г. № 243 «Об утверждении типовых дополнительных профессиональных программ в области подготовки сил обеспечения транспортной безопасности» по обучению. Прежняя редакция была сформирована из того, что было и все это уже потеряло актуальность. На ежегодной конференции все участники говорили, что надо вносить изменения, приказ был отработан и стало понятно, кому и какие знания необходимы. Скажем, работнику досмотра ­совершенно необязательно знать нормы международного права, равно, как и второй раздел конституции РФ. Однако надо давать общие специализации по транспортной безопасностии по проведению досмотра. В настоящее время редакция потихоньку идет, но на публичные слушания еще не вынесена.

– Получается, что в связи с большим количеством несогласованных вопросов к дате 01.01.2021 внести все необходимые поправки в закон о транспортной безопасности не представляется возможным? Но что самое главное можно сделать, на ваш взгляд?

– Самое важное, чтобы все заинтересованные стороны союза автоперевозчиков, а это железнодорожники, владельцы путей необщего пользования, крупные перевозчики по авиации совместно с ФСБ, МВД, Минтрансом и Росгвардией пришли к согласию. Если к дате 01.01.2021 утвердят хотя бы требования по видам транспорта, то затем можно будет в течение полугодия доработать остальную нормативную базу. В свет должен выйти согласованный документ, а именно четыре постановления правительства по видам транспорта. Опасаюсь, чтобы не получилась такая ситуация, когда в согласовательной редакции был один документ, а подписали совершенно другой. Однако считаю, что как только всем видам транспорта присвоят категории, это автоматически приведет к затратам уязвимости, а дальше нужен будет новый план обеспечения безопасности и мы выйдем на очередной виток согласований. Кроме того, на повестке дня по-прежнему остается открытым вопрос, кто из участников возьмет на себя затраты за все предстоящие изменения, как распределятся финансы и какую роль будет играть государство. Будем надеяться на адекватное распределение ответственнос­тей и обязательств.

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *